NederlandsEnglishFrançaisDeutschItalianoPortuguêsРусскийEspañol

Легендарный винодел Лев Голицын — Путешествие по Крыму


Родился Лев Голицын в 1845 году в имении его матери Старая Весь Любленской губернии (Польша). Его отец, отставной штабс-капитан, потомственный дворянин, Голицын Сергей Григорьевич, дал сыну превосходное домашнее образование: он свободно читал и говорил по-польски, в совершенстве владел французским и неплохо немецким языком.

Мечтал молодой Голицын стать ученым-правоведом. В 17 лет он со званием бакалавра окончил обучение в парижской Сорбонне на юридическом факультете Московского университета, став магистром права. Для защиты професорского звания, а затем работы в Московском университете, куда он был приглашен, продолжил обучение в Лейпциге и Геттингене (Германия). Однако судьба уготовила князю иной жизненный путь. В князе проснулся неподдельный интерес к виноградарству и виноделию Европы. Ещё со времён обучения во Франции Голицын начинает собирать энотеку — коллекцию уникальных и старинных вин из разных стран.

Лев Голицын влюблённый в «Новый Свет»

В 1876 году Лев Голицын приобретает виноградники и дачу в Феодосии. В связи с семейными обстоятельствами князь в 1878 году приобретает имение «Новый Свет» под Судаком, где вполне успешно начинает формировать свою «новосветскую шампань», строит подвалы, закладывает около 600 сортов винограда южноевропейских и южнороссийских сортов в качестве экспериментальной базы для его виноделия. Что же касается серьезной юридической практики, то об этом в Крыму не могло быть и речи.

Энотека Голицына, которая к 1912 году стала одной из лучших в Европе, насчитывала по Акту передачи большей её части государю «…45 939 бутылок, 675 полубутылок, 216 двойных бутылок и шесть четвертей».

В своём «Новом Свете» Голицын занялся сравнительным изучением европейских сортов винограда и принялся за изготовление из этих сортов первых вин различных типов — от столовых и игристых до сухих и десертных.

Лев Голицын король экспертов

Конец 19 века стал для Голицына-винодела особенно знаменательным. Его вина, а также вина уделов, участвовали в выставках как в России, так и за рубежом. Он избирался членом жюри на Всероссийских выставках, членом жюри и вице-председателем на Всемирных выставках в Париже. Вина князя Голицына получили мировое признание и были удостоены многих и многих наград, золотых медалей, Большой серебряной медали, «Гран-при» на Всемирной выставке в Париже. А в 1896 году признанный винодел получил официальное разрешение изображать на этикетках своих вин государственный герб Российской империи, что давало ему официальное право поставлять свои вина к Высочайшему государеву двору.

Первые опыты в шампанском виноделии увенчались успехом, и в 1882 году он получает свою первую золотую медаль за шампанские вина с названием «Черная смолка» и «Красная смолка» на конкурсе вин в Ялте. Выпуск своих игристых вин под названием «Парадизио», «Новый Свет» и «Коронационное» по французской бутылочной технологии шампанского с учетом опыта крымских виноделов позволил ему в 1900 году «взойти на свой винный Олимп» в Париже. Тогда шампанское «Парадизио» брют» 4-го шампанского тиража 1899 года завоевало Кубок Гран-при. Названия вина получали, согласно европейской традиции, не только по месту произрастания сортов винограда, но и по месту производства вин. А вот «Коранационное» было так названо после того, как его подали во время торжественного обеда в Москве по случаю коронации государя императора Николая Второго.

На обеде, данном по случаю завершения работы Всемирной парижской выставки, который устраивал председатель экспертной комиссии по винам граф Шандон, подняв бокал с шампанским, сказал:

Отличному качеству вина, которое мы теперь пьем, мы прежде всего, обязаны тем рабочим, которые из поколения в поколение уже более 100 лет работают в нашей фирме.

Графу ответил князь Голицын:

Я давно мечтал найти во Франции хорошего представителя для распространения моего шампанского. Сегодня я его нашел. Вы, граф, сделали мне отличную рекламу, так как в настоящее время вы пьете моё вино.

Все присутствующие были поражены: знаток французского шампанского граф Шандон перепутал шампанское Шампани с крымским. Это был поистине триумф князя Голицына как винодела, а также триумф России, как винодельческой державы. После выставки французские газеты писали:

Из всех стран мира менее всего мы знаем Россию. Неожиданностью, вошедшей в винодельческую конкуренцию, явилось то, что входит в неё Россия огромными  шагами. Надо полагать, что шагами хозяина.

Лев Сергеевич Голицын ставил перед собой и другими виноделами задачу прививать простому народу культуру потребления качественных виноградных вин Крыма, особенно Массандры и Нового Света. Лев Голицын не уставал повторять:

Я хочу, чтобы и простой народ в России пил хорошее вино, а не отравлял себя сивухой.

В 1898 году князь Голицын подал прошение об отставке ввиду окончания срока договора.

Князь Лев Голицын — отец отечественного виноделия

Личность Льва Голицына была поистине незаурядной. Его, по мнению многих современников, неоправданно протяженные тоннели строились князем на перспективу, ещё до официальной женитьбы, в надежде иметь наследника и продолжателя его дел. В дальнейшем он увлекся собирательством редких старинных предметов, картин, фарфора, серебра в виде кувшинов, бокалов, ведёрок для льда. Десятки тысяч пошли на украшение дегустационного зала, на коллекции редкого стекла и хрусталя, из которых пили государи и государыни российского престола. До конца 19 века голицынские тоннели так и ни разу не были полностью заполнены и служили в дальнейшем больше для того, чтобы удивлять многочисленных гостей, чем для выдержки вина.

Мало заботился он об организации правильного сбыта и с большим удовольствием раздаривал свои вина чаще, чем продавал. После смерти своей супруги Марии Михайловны, четырех малолетних внуков и, наконец, преждевременной кончины своей дочери Софьи (в замужестве — Трубецкая) он охладел к производству своих вин, представительству их на конкурсы. Рядом с ним была его младшая незамужняя дочь Надежда, и князь начинает задумываться о будущем своего винодельческого хозяйства. Голицын решил создать на базе имения «Новый Свет» Российскую Академию виноградарства и виноделия и стать бессменным её представителем. База для этого была: подвалы, винодельни, эксперементальные виноградники, специалисты, в частности его виноделы Кристо Балгунджи и австралийский шампанист Даулинг. Часть кредитов банка погашалась продажей вин.

Обосновывая в письме государю в декабре 1911 года возможность создания Российской академии именно в его имении, князь в обмен предлагает государю принять в дар 113 десятин и 200 саженей земель «Нового Света», где можно было бы построить корпуса академии. В апреле 1912 года Николай Второй с августейшим семейством и свитой посетили имение «Новый Свет». Смотрины состоялись, государь одобрил планы верноподданого князя Льва Сергеевича Голицына. В конце 1913 года на землях Нового Света было уже два имения: имение «Новый Свет» князя Л.С. Голицына и имение государя Николая Второго под названием «Судацкое Его Величество имение», которое перешло в ведение Ливадийско-Массандровского удельного управления.

Некоторые не вполне сведущие авторы считают, что имение Голицына было передано государю из-за бедности, однако это не соответствует действительности: согласно нотариальному завещанию, после смерти князя Голицына у его наследников осталось движимого и недвижимого имущества на сумму более 1,5 миллиона рублей. Согласитесь, что о бедности здесь не может быть и речи.

Князя Голицына признали «отцом отечественного виноделия» ещё при жизни. Русскому виноделию Голицын оставил многое: свои теоретические разработки и успешные практические результаты в виноделии, благодаря которым его считают родоначальником лучшего направления русской винодельческой школы.

Виноград и вино — продукты местности, виноградарство и виноделие — науки местности, — считал Голицын. Эти утверждения актуальны и в наши дни. Князь предлагал изучать местность и умело пользовался её особенностями, считая это основой винодельческого успеха. Он предостерегал от слепого подражания, указывал на необходимость критического отношения к её опыту на основе сопоставления заграничных природных условий с отечественными.

Князь любил повторять:

Как русский винодел, я ничего не имею против, чтобы заграничные вина к нам попадали, так как высокие хорошие типы нужно всегда иметь перед собой, но я желаю, чтобы главным образом наши туда пошли. Первая задача — сорт; вторая — изучить сорт на разных почвах; третья — изучить климатические условия. Но и этого мало — нужно уметь делать вино, нужны подвалы, нужен правильный уход, а главное, нужно создавать люде. Сколько будет стоить человек, столько будет стоить и вино.

Он поднимал ремесло винодела до степени искусства, когда мастер «следует не выхолощенным рецептурным правилам, а работает как художник, непрерывно и тщательно изучающий свои краски-виноматериалы, постоянно совершенствуясь в технике их смешения и в искусстве купажа проявляя своё творчество.

Князь Голицын показал, что наиболее действенным методом повышения квалификации винодела является воспитание вкуса виноделана лучших образцах вин, развитие остроты наблюдения и четкости анализа путем осмотра и изучения лучших виноградников и лучших винодельческих хозяйств. Его крупной заслугой является привлечение на путь специализации по виноградарству и виноделию массы образованных людей, устройство для них длительных командировок для изучения знаменитых виноградно-винодельческих хозяйств Европы и мира.

На площади головного завода «Массандры» в 1996 году Голицыну установили бюст на диоритовом постаменте. Кроме того, на площади перед заводом «Новый Свет» в 2008 году установили памятник великому виноделу.

Сам Лев Сергеевич Голицын не работал на Главном массандровском подвале, строительству которого он отдал столько сил и энергии. Но за несколько лет, отданных «Массандре», ему вместе с другими виноделами удалось заложить основы теории и практики виноделия Южного Крыма. И, что гораздо важнее — подготовить учеников. Это была целая плеяда талантливых людей, создавших российское виноделие.

Добавить комментарий